Browse By

Ай-Данииль: от Шайтан-кая до Никита-бурун

На границе с хаосом среди сланцев, залегающих выше песчаника, вырывается обильной струей , имеющий 5,5 градусов по Реомюру — температуру весьма низкую, какой я не наблюдал ни у одного а в Крыму. Я не могу объяснить это иначе, как предположив, что в глубинах этого хаоса существуют скопления снега и льда, которые не испытывают воздействия внешней температуры и не могут растаять в течение всего лета, я наблюдал 9 сентября 1832 г.

Шайтан-кая представляет собой лишь первый утес юрских отложений, появляется и немало других, вплоть до верхушки геологического гребня. Здесь археологи, более образованные, чем оказался в этом случае я, смогут осмотреть на скале Грамата надпись, сделанную красными буквами, чуждую татарскому языку. Близ нее, по словам обитателей Никиты и Гурзуфа, существует укрепление, которому они дают название Кале, оно сделано из земли, а не из камней.

На высоте Шайтан-кая, перед хаосом, я обнаружил дорогу, которая из Никиты ведет прямо в Грамату и на другие перевалы Яйлы. Я спускался обратно по этой дороге, наслаждаясь с высоты одним из самых прекрасных видов побережья. Дорога вела меня вдоль края пропасти, в которой я видел лишь нагромождения песчаника, такого же, как и под Шайтан-кая. Отсюда, окидывая взором местность вплоть до -буруна, я более не сомневался: весь массив был лишь отделившейся частью, отколовшейся, в результате сброса, от основной горы и углубившейся в море, это объясняет, почему так трудно отслеживать горизонты формаций между Гурзуфом и мысом : путаница — следствие этого грандиозного сброса, и разницы в относительной высоте отложений в основном и отделившемся массивах.

Лит.: Дюбуа де Монпере Фредерик. Париж, 1843 г. // Путешествие в . // Перевод с французского Т.М. Фадеевой.

****