Browse By

Боспорская археология: охрана и изучение древностей

В начале 20-х годов XIX в. отношение к древностям несколько меняется. В правительственные учреждения все чаще поступают призывы о необходимости их охраны и изучения. Известный русский драматург и поэт В. В. , побывав в Таврической губернии, обратился с письмом к министру народного просвещения князю А. II. Голицыну, в котором с тревогой писал, что наблюдал в Крыму «беспрестанное истребление состоящих там остатков древних зданий и твердынь». Положение дел Капнисту представлялось критическим, почти безнадежным. Письмо возымело действие: в 1820 г. в направлены академик Г. Кёлер и архитектор Паскаль для принятия надлежащих мер. Справедливость опасений Капниста подтвердилась. В своей записке академик Г. Кёлер отметил полное разрушение многих памятников.

которые он видел 16 лет назад, в свой первый приезд. Но мнению ученого, охрана древних памятников культуры — прежде всего патриотический долг, она должна стать делом государственной важности, поскольку служит к славе России.

Этой идеей охраны, «ревностного попечения» о древностях были увлечены многие передовые люди того времени — как в столице, так и в самой Тавриде. В 1823 г. известный уже читателю И. А. Стемпковский выступил с запиской «Мысли относительно изыскания древностей в Новороссийском крае», в которой ратует за создание государственного музея. Справедливости ради отметим, что здесь чувствуется влияние Дюбрюкса: Стемпковский сблизился с ним в 1820 г. Записка нашла отклик у губернатора Новороссийского края М. С. Воронцова. Из отпущенных «по высочайшему повелению» сумм на спасение и охрану южнорусских памятников востребовал lO тыс. рублей и вложил их для приращения процентов в Одесский коммерческий банк. На эти средства были открыты два музея — в Одессе в 1825 г. и в Керчи в 1826 г., директором обоих стал И. П. Бларамберг. Ввиду того, что Бларамберг постоянно жил в Одессе, делами керченского музея ведал П. . Учреждению вменялось в обязанность контролировать охрану памятников старины и их состояние, ему же предоставлялось право производить археологические раскопки.

Лит.: Игорь Шургая. // У истоков боспорской археологии.

***