Browse By

Путешествие в Крым: горы Крымские остались у нас позади

С изумительной скоростью достигли мы Арабата. Путь наш лежал по прямой линии с юга на север, причем горы Крымские остались у нас позади, а перед нами расстилалась только беспредельная равнина, столь же гладкая, как и море, к которому она прилегает. Впрочем, степь эта не составляет совершенной пустыни, по ней часто встречаются обозы, везущие в Кафу или Керчь соль, добываемую неподалеку от Перекопа. Иногда видишь также посреди степи татарина, который, усевшись для тени под своим верблюдом, курит спокойно трубку и наслаждается отдыхом. В этих пустынях, равно как и в других местах, нами прежде посещенных, нет определенной дороги и каждый едет, где ему вздумается. Впрочем, татары с заменательным искусством умеют направляться по прямой линии, говорят, что даже и зимой, когда степь составляет лишь беспредельную равнину, повсюду покрытую снегом и не представляющую никаких следов, они ездят по ней, как по битой дороге.

Крепость, еще защищенная хорошим валом и глубоким рвом, но внутри наполненная развалинами, деревня, состоящая из десятка домов, расположенных в виде улицы на пространстве, которого в Центральной Европе было бы достаточно для города с 12 тысячами жителей, вот что называется Арабатом. Крепость выстроена на песчаной косе, простирающейся между Азовским и Гнилым морем (Сивачем), которое вполне достойно этого имени. От самого вала тянется прямо к северу некоторого рода естественная плотина, по бокам ее, с одной стороны, плещутся шумные, подвижные волны, с другой -тянется что-то в виде болота, с водой гнилой, стоячей, постоянно издающей дурной запах. Эта плотина у северной оконечности своей пересекается каналом саженей в 50 шириной, посредством которого оба моря между собою соединяются. По счастью, на перешейке в разных местах размещены почтовые станции, так что можно с чрезвычайной скоростью проехать все это пространство. Однако на второй станции мы добились лошадей не без некоторого труда.

Было уже 12 часов ночи, когда мы пристали к Еничи, по ту сторону упомянутого канала, который здесь величают проливом. С этой минуты мы находились уже на твердой земле и ехали, направляясь к востоку, вдоль по берегу Азовского моря, но в некотором от него расстоянии.

Следовательно, путь наш лежал все по той же бесконечной пустынной равнине, сливающейся вдали с горизонтом. Какое счастье, когда среди этой степи, где постоянно господствует тишина, ничем не нарушаемая, встретишь неожиданно человека!

Лит.: А.Н. и его «Путешествие в Южную Россию и в 1837 году».
*****