Browse By

Путешествие в Крым: Новочеркасск — главный город Донского Войска

Через некоторое время после выезда нашего из гостеприимной Нахичевани мы прибыли в Новочеркасск главный город Донского Войска.

Издали глядя на дома этого города все как один белого цвета, которые расположены по Новочеркасскому холму, наподобие мыса выдающемуся в равнину, кажется, что они похожи на огромное стадо овец, которые на обширном пространстве разбрелись и щиплют траву. Имя Ново-Черкасска доказывает, что это город новый, он наследовал Старо-Черкасску. Место, где стоял Старо-Черкасск, было низкое, дурно выбранное, жителям надоели, наконец, частые наводнения, и они решились переселиться выше, на такое место, куда разливы Дона не могли достигать. Впрочем, и холм, на котором теперь выстроен город, также представляет довольно много неудобств по причине своей крутизны. Несмотря на все это, однако, Ново-Черкасск быстро сделался весьма обширным городом, улицы в нем непомерно широки, бесплодная почва, на которой он стоит, покрыта в сухое время пылью, из-за которой нельзя показаться на улицу, дома здесь небольшие, обмазанные яркой белой краской, которая раздражающе действуюет на зрение. По всем этим причинам жить в Ново-Черкасске не слишком приятно.

Мы были приняты как нельзя радушнее атаманом г-м Власовым.

Этот старый и почтенный офицер обнаружил перед нами искреннюю предупредительность, которой я никогда не забуду. Впрочем, долго останавливаться в Ново-Черкасске нам было некогда, а потому, едва успев отобедать у генерала Бердяева, исправляющего здесь должность начальника штаба, мы уже поскакали к станице Каменской.

Станица Каменская лежит к северу, довольно далеко от Ново-Черкасска, на берегу реки Донца, по дороге к Воронежу. Я остановился в ней лишь на минуту и поспешил к небольшой равнине, называемой Каменкой, где должен был найти людей, к которым ехал из такой дали и по дорогам столь беспокойным. И действительно, я нашел в этой пустыне некоторые работы, начатые присланными от меня французами, к которым по моему распоряжению присоединили несколько человек рабочих из наших сибирских рудокопен. Что касается до г-на Ле-Пле, которого я уже два дня упорно отыскивал, то он отправился в Луганы, где ему должно было видеться с генералом Сент-Альдегондом, служащим в России по горному ведомству.

Узнав об этом, я немедленно решился ехать в Луганы. Но здесь в степи уже не было битой дороги, и к довершению несчастья равнина изрыта глубокими оврагами, препятствующими ехать по прямой линии. В то самое время, когда я надеялся, что скоро достигну желанной цели моего путешествия, карета моя при спуске с крутого съезда опрокинулась и вместе с лошадьми упала на берег Донца, где увязла в топкой тине. И здесь, однако, счастье не оставило меня, я нисколько не ушибся и, выбравшись из увязшей кареты, пересел один в телегу, случившуюся поблизости, скакал одиннадцать часов не останавливаясь, и несмотря на страшные толчки, в 10 часов вечера благополучно прибыл в Луганы, где меня совсем не ожидали. Карету мою не иначе могли вытащить из тины, как после 6-часовых величайших усилий.

Лит.: А.Н. и его «Путешествие в Южную Россию и в 1837 году».

****